Генри Слизар. Вопль из мансарды



Угораздило же этого подонка Кумса назначить встречу на сегодняшний вечер. Чет Брандер плотнее обмотал шею шарфом и засунул руки поглубже в карманы, но это не спасло от холода. По обледенелым дорогам в клубах белого пара медленно ползли редкие машины.
Чет содрогался при каждом порыве пронизывающего ветра. Очень хотелось забыть о встрече и вернуться домой, но он не мог себе этого позволить. Он был на мели, и деньги, которые брал у него в долг и наконец пообещал вернуть Фрэнк Кумс, будут очень кстати.
Когда Брандер в очередной раз был готов махнуть рукой и отказаться от встречи, ему улыбнулась удача. В нескольких десятках футов остановилось такси, из которого вылезла дородная краснощекая женщина. Он едва не сбил ее с ног, торопясь забраться на заднее сиденье. Чет назвал водителю адрес, и через десять минут вылез из машины. Погода за эти четверть часа еще больше испортилась.
Он побрел ко входу в здание, борясь пронизывающим ветром, дувшим с реки. И, только войдя в теплое паредное и закрыв за собой дверь, перевел дух.
В многоэтажном доме, где жил Кумс, было что-то жуткое. Из-за толстых ковров, устилающих полы и поглощающих все звуки, в доме царила гробовая тишина. А может, ему было не по себе, потому что половина квартир в этом громадном доме пустовала. Задолго до торжественного открытия, состоявшегося пару месяцев назад, в прессе была развернута шумная рекламная кампания. Однако ожидаемого нашествия жильцов, одержимых стремлением купить или снять квартиру, почему-то не последовало. Больше половины квартир стоимостью в сто тысяч долларов до сих пор не были заняты.
Но это не помешало Фрэнку Кумсу влюбиться в дом с первого взгляда и стать одним из первых здешних квартиросъемщиков. Причем снял он не какую-нибудь стодолларовую квартирку, а целую мансарду.
Чет Бандер сел в автоматический лифт и отправился на самый верх. Восемь последних этажей были необитаемы. Вспомнив, что свою роскошную квартиру Кумс снял на занятые у него деньги, Чет сделался мрачнее тучи.
Выйдя из лифта, он нажал кнопку звонка и с отвращением пробормотал:
- Тоже мне большая шишка!
Фрэнк Кумс открыл дверь, и продрогшего гостя обдало теплом. С виду Кумс казался добряком и радушным хозяином. С его лица не сходила улыбка, но стоило вам зазеваться, и вот уже его лапа у вас в кармане.
- Честер! - воскликнул Кумс с такой радостью, будто к нему пожаловал родной брат, с которым он не виделся лет десять. - Молодчина, что не испугался погоды. Входи, дружище!
Брандер снял в прихожей пальто, прошел вслед за хозяином в просторную гостиную и огляделся. Его ноги чуть ли не по щиколотки утопали в коврах, глаз отдыхал на роскошной обивке дорогой мебели из красного дерева. Стены были отделаны дубовыми панелями, а окна закрывали плотные атласные шторы.
Хозяин выглядел сообразно обстановке: прилизанные напомаженные волосы, персиковые щеки, куртка из серого бархата и дорогая трубка. Выпустив к потолку облако дыма, он вынул трубку изо рта и со снисходительной улыбкой обвел жестом комнату.
- Ну, что скажешь, Чет? Ты не находишь, что эта квартирка лучше моей старой берлоги? Как только я услышал о заселении этого славного домика, то сразу помчался снимать квартиру...
- Что-то я не заметил у дверей давки желающих снять тут жилье,- проворчал Брандер.- Половина квартир до сих пор пустует.
- Незаселенными остались только верхние этажи, потому что они дорогие.- Он взял у гостя пальто, шляпу и шарф и показал на шкаф.- Пойду повешу. Не хочешь снять пиджак? У меня тепло.
Когда Кумс обнял гостя, тот стряхнул его руку и покачал головой.
- Нет, я, пожалуй, лучше останусь в пиджаке... Царские чертоги, Фрэнк. На какие шиши? Ты уверен, что можешь позволить себе такое жилье?
- Не беспокойся о старом Фрэнки! - Кумс весело рассмеялся.- Я не врал, когда говорил тебе, что знаю толк в акциях и ценных бумагах. Вот увидишь, Чет, ты не пожалеешь о том, что одолжил мне денег.
- Значит, дело выгорело?
- Давай сначала выпьем, дружище,- Фрэнк Кумс вдруг закашлялся.
- Нет уж, Фрэнк, давай лучше выпьем после того, как покончим с делом. Я приехал за деньгами и не собираюсь опять уходить с пустыми руками. Надеюсь, ты не обманешь моих ожиданий?
Кумс налил себе виски и тремя большими глотками осушил бокал.
- Не обману, Чет. Я держу слово. Сегодня получишь все свои денежки до последнего цента и с процентами.
- Какие еще проценты?
Хозяин вновь рассмеялся и, слегка покачнувшись, шагнул вперед.
- Увидишь, Чет, скоро увидишь... Послушай, а я и не знал, что ты так любишь деньги. Довольно о презренном металле. Неужели ты забыл, что мы когда-то были друзьями. Я хочу показать тебе свою уютную норку...
- Я ее уже видел.
- Но ты не видел самого главного.- И Кумс с загадочной улыбкой показал на шторы.- Там трехсотфутовая терраса, и она вся, до последнего дюйма, принадлежит мне. С террасы открывается потрясающий вид на город...- Он подошел к двустворчатым дверям и распахнул их, впустив в гостиную холодный воздух.
- Эй!..- возмутился Брандер, еще не успевший согреться.
- Иди сюда. Не бойся, не замерзнешь. Ты только посмотри, какая отсюда открывается панорама! Готов спорить, тебе еще не доводилось видеть ничего подобного...
Брандер неохотно встал. Сквозь открытые двери мерцали огни Манхэттена. Вид был на самом деле потрясающий. Огни большого города, как опустившиеся на землю звезды, всегда манили его. Кумс раздвинул шторы, чтобы Брандер мог увидеть как можно больше.
- Ну как? Правда, дух захватывает?- И Фрэнк театрально дотронулся до груди, украшенной его вышитой монограммой.
- А решетки для чего? - поинтересовался Чет.
- Решетки?- хозяин захихикал.- Ты же меня знаешь, Чет. Я никогда никому не доверяю. Мансарды притягивают воров будто магнитом. Поэтому-то я и поставил на все окна решетки. И стальную дверь. Не хочу рисковать... Ну- ка, иди сюда, приятель!
Брандер, как зачарованный, вышел на террасу, позабыв о холоде и ледяном ветре. Его манило раскинувшееся море ярких огней. Зрелище, представшее его взору, было так прекрасно, что у Чета захватило дух.
- Ну, что скажешь, Чет?- Фрэнк Кумс снова рассмеялся.- Думаю, такой и должна быть настоящая жизнь!
- Наверное, ты прав,- выдохнул Брандер.
- Полюбуйся видом, парень, а я пока смешаю коктейли.- И с этими словами Кумс скрылся в гостиной.
Чет Брандер, наверное, с минуту любовался огнями большого города, прежде чем до него дошло, что он страшно замерз. Он вышел на террасу в одном пиджаке. Таких холодов в Нью-Йорке не было уже семь лет. Решив, что пора возвращаться в тепло, Чет повернулся и увидел, как хозяин неторопливо закрывает двери на задвижку.
- Эй, открой, Фрэнк!- попросил Брандер.- Хватит дурачиться!
Он видел за небольшим толстым стеклом улыбающееся лицо Фрэнка Кумса. Кумс поднял стакан, как бы провозглашая тост за здоровье Чета, и сделал большой глоток. Потом спокойно отвернулся и направился в глубину гостиной.
- Эй!..- гаркнул встревоженный Брандер и изо всех сил дернул ручку двери, которая даже не пошевелилась.- Впусти меня, Фрэнк! Здесь чертовски холодно!- Сейчас он не видел Фрэнка, но знал, что тот стоит где-то в гостиной и наслаждается своей злой шуткой. Побарабанив несколько секунд кулаком по маленькому оконцу, Чет заметил тонкую сетку, делавшую стекло сверхпрочным. Ударив пару раз в дверь ногой, он вспомнил, что она стальная, и махнул рукой.- Фрэнк, ради Бога, перестань дурачиться! Пошутил, и хватит! Всему есть предел. Впусти меня!
Но, когда в мансарде погас свет, Честер Брандер понял, что это не шутка. Кумс не собирался открывать двери и впускать его в теплую комнату ни через минуту, ни через час. Скорее всего, он вообще никогда не откроет двери...
- Фрэнк!..- в отчаянии закричал Брандер. Ветер подхватывал слова и уносил их прочь. Орать было бесполезно, Чет едва слышал себя.- Впусти меня!
Трудно сказать, сколько Чет простоял у дверей, отказываясь свыкнуться со страшной мыслью, что он заперт на террасе и не может вернуться в теплую комнату. Он отошел от дверей и попытался ощупать окна, но наткнулся на железные решетки. Похоже, ему никогда не попасть в квартиру, где было так тепло, сухо и уютно. Он остался один на жутком холоде и прдувающем насквозь ветру.
Холод! Что он знал о холоде? Первые минуты после того, как Кумс запер его на террасе, Чет не чувствовал холода и колотил в стекло. И только сейчас стужа железными когтями впилась в него. Мороз и воющий ветер навели Чета на мысли о могиле.
Последгие сомнения отпали. Фрэнк Кумс не шутил. И этот вечер для встречи он выбрал не случайно. Кумс ждал холода и ветра, чтобы выставить своего гостя на террасу и заморозить его. Вот, значит, как он намеревался вернуть долг! Теперь Чету стало ясно, о каких процентах говорил Кумс.
Но как Фрэнк объяснит его смерть? Что он скажет, когда полиция найдет в самом центре города замерзшее тело Честера Брандера?
Недоуменно пожав плечами, Брандер подошел к ограде террасы и посмотрел в черную темноту, отделяющую его от земли.
- Помогите!- закричал он.- Помогите!
Ветер моментально уносил слова. Чет вновь позвал на помощь, хотя и сознавал всю тщетность своих усилий. Между мансардой и заселенными квартирами было восемь пустующих этажей.
- Меня никто не услышит,- проговорил он дрожащим от рыданий голосом.- Никто не узнает, что я замерз здесь...

В надежде отыскать лазейку, Чет Брандер несколько раз обошел вокруг мансарды, но другого входа в квартиру не нашел. Ноги и руки у него уже начали неметь от холода.
- Нужно двигаться,- бормотал он.- Чтобы не замерзнуть, нужно двигаться...
Пытаясь согреться, он даже начал бегать, но уже через несколько минут спекся. Часто дыша, он рухнул на холодный каменный пол и прохрипел:
- Надо найти подмогу. Иначе конец!
Брандер принялся лихорадочно рыться по карманам. Сначала его пальцы наткнулись на бумажник. С полминуты он тупо смотрел на него, потом подошел к краю террасы и подумал, что нужно написать записку. Подумал и тут же понял, что из этой затеи ничего не выйдет: ему нечем писать.
Печально покачав головой, он бросил бумажник вниз, в надежде, что его подберет какой-нибудь прохожий, но ветер тут же унес его к реке.
Из нагрудного кармана Чет Брандер достал спички и сигареты. Сигареты он тут же выбросил, а спички, прикрыв ладонью, попытался зажечь. Поняв, что ветер не позволит ему сделать это, он с отвращением бросил спички вниз.
В правом кармане пиджака Чет нашел ключ и несколько секунд тупо смотрел на него, не узнавая. Он был совершенно уверен, что это не его ключ. Чет никогда прежде не видел его. Брандер уже поднял было руку, чтобы выбросить и ключ, но тут до него дошло, что это за ключ. Это был ключ от квартиры Кумса. Фрэнк, должно быть, незаметно подложил его в карман. Но зачем?
Затем, чтобы объяснить таинственную смерть Честера Брандера. Если полицейские найдут в его кармане ключ, то подумают, что он вошел в квартиру, отправился покурить на террасу и по собственной глупости оказался там запертым. Несчастный случай...
Хитро придумано, ничего не скажешь! При других обстоятельствах Брандер наверняка рассмеялся бы, но сейчас его лицо онемело от холода, и он не мог даже пошевелить губами. Хитро, но и на старуху бывает проруха. Чет вновь решил выбросить ключ, чтобы лишить негодяя правдоподобного объяснения, но вдруг передумал. Хотя от ключа нет никакой пользы, все же он - единственная ниточка, связывающая его с теплом, до которого было каких-то несколько жалких дюймов. Нет, он не сумеет заставить себя выбросить ключ...
Чет спрятал его в карман, вернулся к двери и колотил в нее до тех пор, пока из ссадин не потекла кровь. Понимая всю тщетность своих стараний, он в отчаянии рухнул на пол и зарыдал.
Брандер не знал, сколько времени он пролежал на холодном полу. Когда он встал, перед глазами все плыло. На какое-то мгновение ему даже показалось, что ветер стих и стало тепло, но это было не так. Очередной порыв развеял все иллюзии, но Чет был даже рад этому. Ветер привел его в чувство и возродил борцовский азарт.
Брандер перегнулся через кирпичную стенку высобой по пояс и закричал:
- Я здесь! О Господи, неужели вы не знаете, что я здесь?
Но все было напрасно. Уносимые ветром слова не долетали до освещенных окон.
И тут он подумал о крыше...
У мансарды должна быть крыша, а на ней - дверь, через которую можно на эту крышу попасть.
Чет Брандер замотал окровавленную правую руку платком и осторожно двинулся вдоль стены. Через несколько шагов наткнулся на провод, схватился за него онемевшими от холода руками и изо всех сил потянул. Провод не подался. Вот бы взобраться по нему на крышу...
Чет напряг мышцы, вцепился в провод и, подпрыгнув, уперся ногами в стену. На какую-то секунду он замер в этом нелепом положении. Ему страшно хотелось плюнуть на все и умереть: все тело болело.
Брандер уже решил сдаться, но тут перед его глазами возникла мерзкая ухмылка Кумса. Ненависть придала ему сил, и он медленно пополз вверх по стене. Тонкий, как лезвие ножа, провод резал ладони, но Чет терпел.
Приподнявшись на дюйм, он оглянулся на огни города, напоминающие головешки преисподней. Еще дюйм. И еще. Как же хочется забыть обо всем и броситься на грудь сладкой смерти, но Чет продолжал упорно карабкаться вверх.
Через пару минут, наконец, показался край крыши. Последним отчаянным усилием, сдирая кожу с коленей, он подтянулся и перебросил окоченевшее тело через парапет.
Несмотря на то, что крышу и террасу разделяли какие-то десять футов, наверху было намного холоднее. Чет поднялся и огляделся. Вокруг, словно часовые, высились телевизионные антенны.
Брандер долго искал ощупью дверь. Нащупав ручку, радостно вскрикнул, но его радость оказалась преждевременной. Поняв, что дверь заперта, он издал полный отчаяния стон.
Несколько минут Чет Брандер кричал и рыдал от ярости и отчаяния. Потом сунул руку в карман и нащупал ключ от квартиры Кумса. "Ты победил, Фрэнк",- беззвучно проговорил он.
Лишившись последней надежды, он прислонился к антенне и начал медленно оседать, держась за провод.
Провод! Чет посмотрел на руку и увидел двужильный шнур в светлой оболочке. Только теперь он вспомнил, что это за провод и для чего он нужен.
Чет дернул за провод, потянул сильнее, а потом начал неистово рвать все провода, которые были на крыше. И только, когда решил, что сделал свое грязное дело, успокоился и начал ждать.
И опять он потерял счет времени. Неожиданно дверь, ведущая на крышу, открылась. Раздались чьи-то голоса.
- Эй, смотрите, что здесь такое!
- Не иначе, как какой-то псих...
--У меня что-то случилось с телевизором, но я подумал, что это из-за ветра...
- А у меня изображение исчезло на самом интересном месте...
Чет почувствовал, как его касаются теплые руки.
- Да, досталось бедняге...- посочувствовал кто-то.
- Через час-другой он превратился бы в глыбу льда...
- Понесли его в дом...
- Спасибо,- попытался поблагодарить Чет Брандер, но с его губ не слетело ни звука.
И только когда его внесли в тепло, он позволил себе расслабиться и потерял сознание.

Чет Брандер лежал на диване. Во рту чувствовался горький привкус, а в желудке бушевало пламя. Он пошевелился, стараясь спрятаться от его языков, открыл глаза и увидел над собой встревоженное лицо.
- С тобой все в порядке, сынок? Какого черта ты делал на крыше в такую ночь?- Чет Брандер беззвучно пошевелил губами.- Правильно, лучше молчи. Я мистер Коллиер из квартиры 12-Д. Это я нашел тебя на крыше и принес к себе.
Брандер огляделся. Он с трудом сел и только теперь понял, что означает горький привкус во рту.
- Подумал, что глоток бренди пойдет тебе на пользу,- объяснил старик, заметив на лице Брандера легкую гримасу.- Наверное, ты нечаянно запер себя на крыше... Ты живешь здесь?
- Нет,- прохрипел Брандер и не узнал свой голос.- Я... я осматривал квартиры на верхних этажах. Хотел снять жилье в этом доме. Потом вспомнил, что слышал от кого-то, будто на крыше солярий. Захотел посмотреть...
- Ну и ночку ты выбрал для экскурсии!- качая головой, сказал Коллиер.
- Так ведь я поднялся только на минуточку. Думал, посмотрю, и мигом обратно. Только вышел на крышу, дверь возьми да и захлопнись...
- Да, на крыше дует страшно. Сначала все подумали, что ветер повалил антенны, потом поднялись наверх и нашли тебя, сынок,- старик рассмеялся. - Знаешь, у многих на тебя зуб. Весь дом до утра остался без телевидения.
- Извините...
- Ничего, ничего... Ты молодец, нашел выход... Эй, куда ты собрался?- Чет Брандер затянул узел галстук и неловко двинулся к двери.- Куда ты в таком состоянии? Тебе нужно отогреться...
- Ничего страшного,- отмахнулся Брандер.- Поймаю такси.
- Тебе следует обратиться к врачу...
- Обращусь, обращусь!- пообещал Чет и вышел в тихий коридор.
Брандер вызвал лифт на двенадцатый этаж. Он сунул руку в карман брюк, и его пальцы нащупали холодный ключ от квартиры Фрэнка Кумса.
Когда лифт остановился на двенадцатом этаже, он вошел в кабину и нажал кнопку с буквой "М".

Войдя в квартиру Кумса, Чет Брандер не стал включать свет. Он достал из шкафа пальто, шарф и шляпу, но от этого ему не стало теплее. Потом подошел к двустворчатым дверям, ведущим на террасу, и приоткрыл их на пару дюймов. Вернувшись к дивану, сел и принялся ждать.
В половине второго, услышав звук открываемой двери, Чет Брандер встал и неторопливо вышел в спальню.
Фрэнк Кумс, явно навеселе, споткнулся обо что-то в темноте, бросил пальто на пол и принялся искать выключатель. Включил свет и, что-то пробормотав, посмотрел на террасу и громко рассмеялся. Фрэнк плеснул себе виски и единым духом осушил бокал. Потом заметил, что двери на террасу слегка приоткрыты, медленно поставил стакан и хрипло пробормотал:
- Какого черта!..- Он подошел к дверям, распахнул их и вышел на террасу.- Брандер, где ты?
Чет Брандер выскочил из спальни, подбежал к дверям, ведущим на террасу, и захлопнул их.
- Брандер!- в ужасе закричал Фрэнк Кумс, когда до него дошло, что случилось.- Господи, Брандер, открой двери!
Прежде чем отойти, Чет улыбнулся и сказал, хотя и знал, что Кумс его не услышит:
- И не вздумай выдергивать антенны. Это бесполезно. Никто не смотрит этим вечером телевизор.
- Чет! Чет! О Господи! Чет!.. Впусти меня!
Спустившись на первый этаж, Чет кивнул швейцару, хмуро разглядывавшему небо, и заметил:
- Ненастная ночь.
- И с каждым часом становится хуже,- пробурчал швейцар, показав на небо.- Видите, что надвигается?
- Что?- спросил Чет и тоже посмотрел вверх.
- Буран,- объяснил швейцар.
- Снег с дождем,- поправил его Чет Брандер, вышел и закрыл за собой дверь.

Генри Слизар. Вопль из мансарды